180724 EVERESTПродолжаем публикацию интервью главного редактора журнала Defense Express Сергея Згурца с директором компании «Эверест Лимитед» Юрием Пастуховым.

 

 

Первая часть публикации: ЦИФРОВОЙ КОД ПОБЕДЫ. ЧАСТЬ 1

 

 

Модульность, универсальность, масштабируемость

180723 Pastuhov 1

Ю р и й  П а с т у х о в

Директор компании «Эверест Лимитед»

 

- Масштабирование – это поставки в войска типовых комплектов средств автоматизации? А что это такое – типовой комплект, чтобы было понятно и неспециалисту?

- Это как конструктор «Lego». Если вы хотите автоматизировать работу, например, штаба оперативного командования или пункта управления, где есть 100 человек, то вам нужен один модуль или блок с вычислительными мощностями и 100 условных «кубиков» с определенными функциями. Это и есть типовой комплект. Это рабочие места, которые обеспечивает выполнение задачи в соответствии с функционалом пользователя. Любое такое рабочее место будет унифицировано. При этом различные должностные лица – благодаря авторизации и определённым правилам безопасности – будут иметь доступ к своим задачам с любого рабочего места. Если за рабочее место из типового комплекта комплекса средств автоматизации (КСА), который включен в АСУ, садится командующий ОК и регистрируется как командующий, то ему обеспечиваются соответствующий функционал и допуски. Если штатный офицер-штабист – то он получает возможность для действий в соответствии со своими задачами. Но при этом типовые комплекты КСА обеспечивают модульность, универсальность, масштабируемость. Это и экономия при производстве, и быстрое наращивание возможностей в перспективе – в том числе, и с учетом постоянного прогресса в области ІТ.

 

- Означает ли это, что такой подход повлияет на облик наших командных пунктов?

- Я не знаю, насколько мы вправе говорить о деталях. Но мы убеждены в том, что нужно брать передовой мировой опыт. И учитывать практику современных боевых действий. Суть в том, что вы не знаете, где именно придётся развернуть пункт управления. Все будет определять конкретная ситуация. Но если речь идет о боевых действиях, то вам придётся его развернуть так, чтобы возможность его обнаружения противником была минимальная. А при нынешних системах разведки у противника разворачивать пункт управления на двадцати машинах - занятие весьма рискованное. Поэтому решения принимаются такие, чтобы пункты управления могли быть скрытными.

 

- А если опуститься на несколько уровней ниже, до командно-штабных машин. Например, то тех же КШМ на базе БТР-4, БТР-3, БМП, что сейчас делаются на тактическом уровне, но другими разработчиками. Нужны ли там аналогичные комплексные средства автоматизации?

- Привязка комплексов автоматизации к определенной базе – это подход Советского Союза. Сегодня это оправдано, если речь о специфическом рабочем месте. Например, есть боевое оружие – гаубица или РСЗО. На нём стоит специализированный рабочий компьютер, специализированное программное обеспечение, которое обеспечивает боевое управление этим орудием. Это нормально. Но не нужно путать управление оружием и управление войсками. Системы, которые касаются управления войсками, должны «жить» с человеком, с командиром. Если он в БТР едет – то все должно быть в БТР, если он живёт в землянке где-то или ещё – то система должна быть в землянке. Он должен постоянно, непрерывно управлять процессом.

 

Публикация по теме: ТРЕБА ПОЗБУТИСЬ ДИСТАНЦІЇ МІЖ СЛОВАМИ ТА СПРАВАМИ. ЧАСТИНА 2

 

- В презентационных документах компании Everest под слоганом «интегратор инноваций» всегда упоминается и аббревиатура C4ISR. В англоязычной терминологии C4ISR (сommand, control, communications, computers, intelligence, surveillance and reconnaissance) обозначает единое существование и развитие систем управления, связи и разведки, естественно, на основе автоматизации этих процессов. А не слишком ли громко звучат проекты типа С4ISR для нашей армии, которая до сих пор, скажем так, не «оцифрована» в полной мере? Может, нам надо сначала в массовом порядке решит задачу С2? И не замахиваться на то, что у нас будет существовать С4ISR на уровне бригад и даже ниже?

- Для ВС Украины в её нынешнем состоянии сокращение C4ISR - образ цели, к которой нужно двигаться. Для компании Everest C4ISR – это понятный знак для внутренних и зарубежных партнеров, задачи какого уровня способна решать наша компания именно как системный интегратор. С учетом и собственного опыта, и опыта взаимодействия с зарубежными компаниями, которые, среди прочего, создали системы боевого управления для своих армий.

 

180724 EVEREST 1

 

Что же касается С4ISR на бригадном уровне, то даже американцы не решили эту задачу в полной мере. Другие страны, и наши противники в том числе, этого тоже не сделали. В нашей стране я также не вижу бюджета и возможностей, чтобы реализовать это. Но все пошли по схожему пути. Наиболее сложную систему нужно строить на верхнем уровне. Почему? Потому что цена ошибки другая. Когда наверху принимается ошибочное решение – то это фактически цена поражения, и жизни тысяч людей. Наша система имеет все элементы того, что на Западе, да уже и в наших документах, формулируется как С4ISR. Но мы также понимаем, что весь потенциал С4ISR обеспечить проще на уровне оперативного командования и выше. А вот когда ты опускаешься от бригады и ниже, то реализовать все требования С4ISR очень проблематично. По крайней мере, это крайне дорого.

 

Решения внизу, на тактическом уровне – это локальные решения. Но на тактическом уровне нужно обеспечить сбор информации с максимального количества источников. Она нужна для принятия решений на этом уровне. Но если эту информацию поднять наверх, проанализировать – то по ней с помощью алгоритмов, «зашитых» в систему С4ISR, уже можно действовать с прогнозированием ситуации, с опережением, с минимизацией риска ошибок.

 

Публикация по теме: ПЕРЕОЗБРОЄННЯ ЗСУ НОВИМИ СИСТЕМАМИ ЗВ’ЯЗКУ: РЕАЛЬНІСТЬ ТА ПЕРСПЕКТИВИ

 

Поэтому в нашей компании убеждены - если в Вооружённых силах Украины на тактическом уровне будет реализовано С2, но по всей армии, это будет очень круто. Мы обеспечим реальную управляемость, а на основе обработки данных с использованием потенциала системных решений уровня С4ISR получим заметный прирост боевых возможностей.

 

- Как бы Вы охарактеризовали взаимоотношения с заказчиком в лице Минобороны и Генерального штаба и вашей компании, как исполнителя ключевой работы в области автоматизации?

- Я бы сказал так - вселяет оптимизм, что наша компания находит максимальную поддержку и понимание и в Министерстве обороны, и в Генеральном штабе. Естественно, для оборонного ведомства в целом это также новый шаг – доверить коммерческим компаниям решение вопросов, за которые ранее в плане проектирования системы отвечали большие военные или полувоенные институты. Сейчас, к сожалению, осколки этих институтов выступают даже тормозом в наших прогрессивных взаимоотношениях с военными. Почему? Потому что они исповедуют старые подходы, порой осознано игнорируя или, что еще хуже, не зная существующего современного уровня технологических решений. Но зато у них есть право вето. Они говорят - мы знаем военную науку. И здесь, конечно же, крайне важно, чтобы ответственность взял на себя заказчик. Так как военная наука и управление войсками периода Советского Союза и опыт, который наши Вооруженные Силы приобрели в гибридной войне с Россией – это две большие разницы. Поэтому мы ориентированы на заказчика и отрабатываем задачи, определенные заказчиком. Но при этом предлагаем решения, которые, с учетом уже нашего опыта, действительно ориентированы на результат, а не на процесс – как было с прошлым периодом создания ЕАСУ в интересах нашей армии.

 

Расспрашивал Сергей ЗГУРЕЦ, Defense Express

Интервью было опубликовано в журнале Defense Express №6, 2018.

 

Продолжение следует

 

Публикации по теме:

 

ЕФЕКТИВНИЙ ЗВ'ЯЗОК — КЛЮЧ ДО УСПІХУ НА ПОЛІ БОЮ. ЧАСТИНА 1

 

ЕФЕКТИВНИЙ ЗВ'ЯЗОК - КЛЮЧ ДО УСПІХУ НА ПОЛІ БОЮ. ЧАСТИНА 2

 

! При використанні вмісту сайту обов’язковим є активне гіперпосилання на defence-ua.com, що не закрите від індексації пошуковими системами

Переклад

ukarzh-TWenfrdeitptrues