Пули сша заставкаДля оснащения силовых структур Украины закуплены и оперативно поставлены в подразделения армии и Нацгвардии зарубежные снайперские патроны. Учитывая остродефицитность таких боеприпасов, хочется сказать - #перемога. Но после короткого периода применения этих боеприпасов ситуация приобрела совсем другие черты. «Эти пули «сжирают» наши стволы. Эти боеприпасы хуже по точности, нежели те, что мы покупаем самостоятельно. А сердечники бронебойных пуль просто рассыпаются при соприкосновении с бронепреградой. С остальным у этих патронов все хорошо». Так эмоциально один из военных прокомментировал мне общую ситуацию с практикой применения боеприпасов, закупленных для наших снайперов.


Оценка ситуации

 

О роли снайперов в ходе боевых действий на Донбассе напоминать смысла нет. Эффективность их применения в этой войне высока. При условии того, что снайпера обучены, вооружены качественным снайперским оружием, и для решения задач применяются именно снайперские патроны.

 

Закупка снайперских боеприпасов ведущих европейских производителей для Украины - процесс сложный. В последнее время - почти невозможный. Купить винтовки проще, чем обеспечить снайперов действительно боевыми снайперскими патронами.

 

В рамках этой истории речь идёт о боеприпасах четырех калибров, которые были закуплены у американской компании SBR для нескольких типов снайперских винтовок, которыми пользуются снайпера Вооруженных сил и Национальной гвардии. Для штатной армейской СВД - патроны 7,62х54 мм. Для винтовок зарубежного производства - боеприпасы 7,62х51мм и 8,58х70 мм (.338) Лапуа Магнум. Четвёртый – это 12,7х99 мм под крупнокалиберные снайперские винтовки, например, используемые нашими армейцами и гвардейцами американские «Баррет».

 

пули сша

 

В каждом калибре закуплено по три номенклатуры боеприпасов. Снайперский – с цельноштампованной пулей из латуни; бронебойный – с бронебойным сердечником и бронебойно-зажигательный (конструкция: взрывная смесь плюс бронебойный сердечник).

 

Мимо цели

 

Снайперское оружие имеет единственную конечную цель — поражение объекта одним выстрелом. Условия, в которых требуется выполнить эту задачу, могут быть самыми разными. Они-то и формируют требования к тяжелым «антиматериальным», снайперским специальным и армейским самозарядным винтовкам. Но общим является то, что в современных условиях при равной выучке на поле боя лучшим будет тот снайпер, оружие которого будет обладать большей дальностью прицельной стрельбы, кучностью, большим пробивным и убойным действием пули, возможностью применения в различных условиях, днем и ночью. По требованиям НАТО снайперская винтовка должна обеспечивать кучность не более одной угловой минуты (minute of angle), или 1 МОА. Это означает, что проверочная серия из пяти пуль, выпущенных из винтовки, на дальности в 100 м должна уложиться в окружность около 2,9 см. На 200 м это будет уже 5,8 см и так далее. В значительной степени кучность зависит и от характеристик боеприпаса.

 

При отстреле боеприпасов, которые были закуплены у американской компании SBR, их кучность оказалась явно не «натовская». В калибрах 7,62 и .338 она составила до 2 МОА, у 12,7 мм показатель был еще хуже. «При стрельбе из этих же винтовок с использованием боеприпасов, грубо говоря, разряда «спорт-охота», которые покупаются военными за свои деньги, наши снайпера обеспечивает кучность с этих стволов в 0,5 МОА. Так что ничего личного», - утверждали мои собеседники.

 

Пули без силы

 

При оценке возможностей бронебойных пуль – с бронебойным сердечником и бронебойно-зажигательных – также не обошлось без удивительных открытий. 6-мм стальную пластину (условно – бронежилет 4-го класса защиты) смогли пробить лишь некоторые из боеприпасов, которые передали снайперам. (Для детализации – 6-мм пластину пробил лишь «чистый» бронебойный 7,62х54 мм и «чистый» бронебойный .338. По 12,7 мм данных нет). При том, как свидетельствует практика, современные бронебойные пули в представленных калибрах должны без малейших «заиканий» пробивать и 10-мм броню. А, значит, гарантированно справляться с живой силой противника, экипированного в бронежилет 6-го класса защиты.

 

Фактически по зарубежному поставленному товару расклад такой. Бронебойные боеприпасы в калибрах 12,7 мм и 8,58 мм (.338) имеют характеристики бронепробития хуже, нежели советский патрон Б32 в меньшем калибре - 7,62х54 мм. Закупленные для СВД бронебойные патроны калибра 7,62х54 мм по «бронебойным» возможностям чуть лучше, чем боеприпас ЛПС 7,62х54 мм. Напомню, ЛПС 7,62х54 мм – это патрон с легкой пулей со стальным сердечником, который был принят на вооружение в Советском Союзе еще в 50-х годах прошлого века. Он предназначен для поражения открытой живой силы и небронированного (!) вооружения и техники.

 

пуля 2 США

 

Из одного металла льют?

 

Пули всех закупленных боеприпасов изготовлены из латуни. Цельнометаллические пули произведены методом штамповки или точения. Анализ металла показал, что содержание цинка в латуни пуль – около 28%, соответственно, оставшиеся 72% – медь. Специалисты, с которыми общался, утверждали: «На западе для пуль используется материал с содержанием меди не менее 90%. Сплав с меньшим количеством меди в цельнометаллической пуле имеет одно негативное свойство: пуля получается жёсткая. В ходе стрельбы такая штампованная пуля значительно уменьшает ресурс ствола снайперской винтовки. Если ресурс ствола снайперского оружия составляет в среднем около 6 тыс. выстрелов, то при стрельбе патронами с такими пулями он составит всего около 1 тыс. выстрелов. При этом, чтобы вычистись ствол после стрельбы этими патронами надо хорошенько постараться».

 

Не исключено, что для изготовления цельнометаллических пуль мог использоваться металл, применяемый и для гильз. При этом на самих гильзах отсутствует маркировка, которая бы подтверждала их соответствие военному стандарту.

 

Мокрое дело

 

Закупленные патроны оказались не герметичными. Они пропускают внутрь гильзы воду. Порох в них отсыревает. Это недопустимо с точки зрения требований к боеприпасам к боевому оружию. Возможно, американская армия к своим поставщикам такого требования не предъявляет. Или же при закупке для украинской стороны этот нюанс с производителем не оговаривался. Хотя это выглядит настолько аксиоматичным, что тут и говорить вроде не о чем...

 

Мы за ценой не постоим

 

Стоимость боеприпасов – вещь непостоянная. Она зависит от калибра, типа боеприпаса, объема партии и других факторов, включая политические и рыночные. При любой острой потребности или внешних ограничениях – а к Украине это имеет отношение в полной мере - вам будут продавать боеприпасы дороже, чем остальным. Или не продадут вообще. В таких условиях за боеприпасы можно заплатить и больше, лишь бы оружие и пуля делали свое дело. Так как для снайпера на поле боя стоимость патрона боя, по большому счету, значения не имеет. У него одна ключевая задача – поразить цель, и государство в лице всех участников закупочной цепочки должно обеспечить снайпера всем необходимым для решения этой задачи.

 

пули 3 сша

 

С другой стороны, с учетом ограниченных бюджетных ресурсов страны, несмотря на весь оптимизм заявлений о выделении все больших средств на оснащение и перевооружение армии, любая оружейная закупка требует оценки в формате категории «эффективность-стоимость». Чтобы исключить субъективизм производителя, поставщика и пользователя в оценках того, что хорошо, а что плохо для украинской армии, нужна самая малость. Например, проводить у себя в стране хотя бы ведомственные испытания для определения и подтверждения характеристик закупаемых патронов. Постановление Кабинета министров №345 определяет: чтобы оружие и техника попали в Вооруженные силы, их нужно или принять на вооружение, или провести ведомственные испытания. Пока нет данных о том, что перед поставкой в подразделения – как в ВСУ, так и Нацгвардию – такие испытания проводились.

 

За снайперские патроны американцам заплачена сумма, что вполне позволяет требовать и добиваться, чтобы по своим возможностям закупаемые боеприпасы были на такой же высоте, как и их цена. И без сюрпризов для самих снайперов.

 

P.S.

...На данном этапе мне известна лишь часть информации в этой истории, которая может завершиться достаточно громко. Изложена, скажем так, часть части. При этом я опираюсь на данные от снайперов из двух силовых ведомств, которые тестировали и применяли эти боеприпасы, а также на оценки специалистов, с которыми пришлось общаться, уточняя некоторые технические детали, которые крайне важны. Как известно, «дьявол кроется в деталях». Вполне допускаю, что в ближайшее время придётся услышать ряд дополнительных точек зрения, включая мнение должностных лиц Минобороны, Нацгвардии, и поставщиков этих боеприпасов. Ну, или вдруг будет принято решение, что все это - большая военная тайна. Посмотрим...

 

Сергей Згурец, директор ИКК «Defense Express»

 

! При використанні вмісту сайту обов’язковим є активне гіперпосилання на defence-ua.com, що не закрите від індексації пошуковими системами

Переклад

ukarzh-TWenfrdeitptrues