161220 5 1или реальное состояние дел в военно-промышленном комплексе РФ

 

 

Сегодня Кремль усердно пытается навязать всему миру мнение о сверхвозможностях российского военно-промышленного комплекса (ВПК). Для этого активно используются как показушные оружейные форумы типа «Армия», МАКС и т.п., так и победоносные войны против фашизма и прочего мирового терроризма, которые, при правильном их пропагандистском сопровождении, должны оказать сокрушительный эффект на целевую аудиторию. На самом же деле, отбросив эмоции и проведя анализ всего вышеуказанного, а также учитывая состояние российской экономики, на самом деле получается совсем не то, что планировалось кремлевскими любителями многоходовочек. 

 

Денег нет, но вы держитесь

Еще год назад риторика Кремля касательно перевооружения армии и ситуации в ВПК была довольно оптимистичной. Российский премьер Д.Медведев заверял, что на гособоронзаказ (ГОЗ) в 2016–2018 гг. из федерального бюджета, несмотря на финансовые трудности, будут выделяться «очень приличные деньги». Но нефть по цене ниже $50 за баррель, а также следующие за аннексией Крыма и военной агрессией на Донбассе санкции Запада, приведшие к тому, что дефицит российского бюджета преодолел отметку 3% и продолжает расти, а резервные фонды истощаются, скорректировали планы российского правительства.

 

161220 5 7Сегодня же Кремль пытается показать, что финансирование оружейных проектов осуществляется в том же объеме, что и раньше, а российские чиновники вовсю заявляют о том, что «Искандеры победили санкции». Но здесь есть небольшой нюанс: из-за высокой инфляции это финансирование только номинально является прежним. Более того, на начало года в прессе прошли публикации с ссылками на счетную палату, что по программе перевооружения есть 4,5 трлн. руб. дебиторской задолженности. То есть, проекты в свое время серьезно авансировали, но на выходе сегодня готовых изделий нет, и на некоторых направлениях вряд ли уже будут.

 

Такая ситуация – это не сюрприз сегодняшнего дня. В свое время ее предсказывал бывший министр финансов РФ А.Кудрин, который говорил, что действующую программу перевооружения принимать нельзя, поскольку как только запустятся все мощности ВПК и надо будет переходить к массовому производству, цена на нефть упадет и деньги закончатся. Несмотря на это, из-за сильного лобби военных она была принята. Но, как показало время, все в целом вышло так, как он говорил.

 

При этом самое интересное здесь то, что сейчас эту набравшую обороты и не имеющую необходимого финансирования программу перевооружения ВС РФ, не могут свернуть, поскольку будут еще большие потери. К примеру, часть из вышеупомянутых авансированных 4,5 трлн. руб. была выделена на производство АПЛ «Борей» и если сегодня все свернуть или отложить, то эти образцы никогда не будут закончены или на их последующую достройку надо будет потратить еще большие суммы.

 

161220 5 2Тогда, не согласившийся с линией «силовиков» А.Кудрин, вынужден был подать в отставку. Но отправить в отставку бюджетные проблемы так легко не получилось. И уже весной Минфин РФ устами нового главы А.Силуанова предупредил, что для соблюдения бюджетных показателей придется пожертвовать «оборонкой». Но, несмотря на уже имеющийся горький опыт и стремительно ухудшающуюся ситуацию в экономике страны, силовики дальше настаивали на своем. В частности, во время правительственного совещания в сентябре 2016 г. между главами финансового и оборонного ведомств возник спор из-за разногласий касательно объемов финансирования государственной программы вооружения на период 2018-2025 гг. Так, А.Силуанов говорил о 12 трлн руб., С.Шойгу — о сумме около 22 трлн руб.

 

Аргумент финансистов был более чем весомый: в существующих экономических реалиях бюджет не выдержит столь большой нагрузки, а резкий рост оборонных расходов негативно скажется на реализации других программ, в том числе социальных.

 

В этом контексте обязательно следует отметить, что даже если в споре победят военные (что никак нельзя исключать), то это совсем не означает, что все эти деньги пойдут на российские предприятия. Бюджетные деньги – это в первую очередь лакомый кусок для воров и коррупционеров, которыми сегодня пропитан весь российский ВПК.   Ущерб, который наносит государству коррупция в оборонке, по-прежнему исчисляется десятками миллиардов рублей, что по словам самих же российских экспертов становится уже стратегической угрозой для безопасности страны. Помнится, В.Путин еще в начале своего нынешнего президентского срока заявил, что коррупция в сфере национальной безопасности - это, по сути, государственная измена и призвал решительно ее пресекать, неуклонно следуя принципу неотвратимости наказания. Но, несмотря на это, коррупция в российском ВПК продолжает успешно развиваться. И бюджетные средства, которые выделяются на оборонку, продолжают идти если не прямиком в оффшоры, то на строительство торговых центров, незаконное погашение кредитов, фиктивные счета фирм-однодневок для обналичивания и т.п.

 

На фоне всего этого довольно сложной остается ситуация на самих российских оборонных предприятиях. Так, общая сумма просроченной задолженности (более одного месяца) по выплате заработной платы их работникам достигает сотен миллионов рублей. Также, обычным делом на них является сокращенный рабочий день и неоплачиваемые отпуска без денежного содержания. Причем касается это как небольших, так и разрекламированных на весь мир лидеров российского ВПК, среди которых: AО «НПК «Уралвагонзавод», AО «ОСК», ОАО «КАМАЗ», ОАО «Тульский научно-исследовательский технологический институт» и др.

 

Кроме того, одной из самых больших проблем представителей российской оборонки является значительная кредитная нагрузка (в том числе по кредитам, ранее взятым в неуполномоченных банках) и использование кредитных средств для финансирования программ государственного оборонного заказа. При этом, невозможность погашения таких кредитов с отдельных счетов в новых условиях финансирования ГОЗа ставит многие предприятия под угрозу неплатежеспособности. Это является наиболее значимой проблемой для главных исполнителей ГОЗ, которые подписали государственные контракты на 5-10 лет.

 

161220 5 5Подтверждением вышеописанному является создание в 2015 г. в Министерстве промышленности и торговли РФ по поручению заместителя председателя правительства РФ Д.Рогозина оперативного штаба по мониторингу финансово-экономического состояния организаций оборонно-промышленного комплекса. А недавно тот же Д.Рогозин «обрадовал» ждущих от государства заказов оборонщиков тем, что призвал их наращивать выпуск гражданской продукции и не надеяться на рост гособоронзаказа. То, что роста ГОЗа не будет, а наоборот расходы по нему будут сокращены, подтвердил на выставке «Армия–2016» замминистра обороны РФ Ю.Борисов. То есть, по большому счету сбываются сказанные ранее слова В.Путина о том, что не за горами тот день, когда оборонщикам придется налаживать выпуск конкурентной и высокотехнологичной гражданской продукции. Другими словами, предприятиям ВПК как бы намекнули, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих.

 

На «импортной» игле

Не меньшей проблемой российского ВПК является технологическая составляющая его деятельности. Так, на сегодня в РФ по-прежнему существуют недостаточные производственные мощности и отсутствие новейших технологий для производства ВВТ. На большинстве предприятий ВПК модернизация оборудования с момента распада СССР еще не проводилась. И хотя на сегодня в РФ вышло достаточно постановлений, принят закон о промышленной политике, создан Фонд развития промышленности, - на деле все это не дает никакого результата.

 

К примеру, сегодня предприятия получили возможность брать кредиты сроком на семь лет под пять процентов годовых и под залог приобретаемого оборудования. Но, как оказалось, получить льготный кредит не так просто - за ним стоит огромная очередь. Еще одна сложность связана с субсидированием процентной ставки. Согласно постановлению правительства РФ, на 2015-2017 гг. на эти цели в федеральном бюджете заложено двадцать миллиардов рублей. Предприятия начали брать кредиты и вкладывать огромные средства в развитие производства, рассчитывая, что будет субсидирована процентная ставка, но в Минпромторге РФ заявили, что денег для этого нет. И многие предприятия ВПК оказались у разбитого корыта.

 

161220 5 8Кроме того, довольно болезненной для российского ВПК остается кадровая проблема. Так, в 90-х гг., произошел отток наиболее ценных сотрудников в секторе ВПК, а замены им не нашлось. Сегодня же работа в оборонке не является привлекательной для выпускников технических вузов. Указанные недостатки привели к тому, что предприятия получили серьезные проблемы с разработкой и производством современного вооружения. Более того, начиная с 2011 г. МО РФ резко уменьшило количество оборонных заказов. Это было обусловлено, в частности, противоречиями между МО РФ и предприятиями ВПК через ценовую политику и плохое качество продукции.

 

После назначения на должность в 2012 г. С.Шойгу, противоречия между МО и ВПК РФ в целом, прекратились. Однако, несмотря на это, ни на одном из российских оборонных предприятий не была проведена серьезная модернизация. Скорее всего, С.Шойгу получил от руководства страны задачу прекратить конфликт, который наносит ущерб имиджу государства. Поэтому, структурные проблемы оборонной промышленности решены не были, а МО РФ далее вынуждено закупать у предприятий ВПК продукцию по установленным ими ценам и при этом достаточно часто с многочисленными недостатками.

 

Кроме того, темпы перевооружения российской армии сегодня сопровождаются множественными проблемами не только из-за отсутствия финансирования и старой производственной базы, но и из-за западных санкций, которые препятствуют импорту в РФ важных комплектующих, узлов и агрегатов без которых российская оборонка связана по рукам. Ведь вся идея перевооружения российской армии была основана именно на помощи Запада, на закупке большого числа комплектующих и новейших технологий. И в Кремле рассчитывали, что конфронтация с Западом начнется где-то после 2020 г. и что до этого времени удастся перевооружиться. Но вышло так, что РФ отрезали доступ к западным технологиям еще в 2014 г., то есть в самый разгар перевооружения.

 

Для выхода из сложившейся ситуации, в российской оборонке было внедрено т.н. импортозамещение, которое должно было за счет возможностей российских предприятий заполнить бреши вызванные Западными санкциями, а также разрывом ВТС с Украиной.

 

161220 5 6Сегодня российская пропаганда вовсю трубит об успехах этого импортозамещения, но на самом деле, все здравомыслящие российские оружейники и эксперты понимают что осуществить его невозможно. В реальности, за ширмой импортозамещения скрываются безуспешные попытки хоть как-то договориться с Западом, и особенно с европейцами, о возобновлении прежних поставок. Вначале также были надежды, что получится договориться с китайцами, но здесь все ровно были бы проблемы. Ведь если сначала через французов закупались американские комплектующие, то теперь, чтобы поставить на их место китайские, необходимо проводить различные НИОКРы с тем, чтобы подтвердить, что они могут заменить и американские, и европейские. А это и деньги большие, и не понятно заменят они западные или нет, и в то же время ставит в зависимость от Китая. Поэтому сегодня в ВПК РФ пока используют старые запасы, а когда они закончатся, надеются что что-нибудь произойдет: либо санкции отменят, либо еще что-нибудь случится.

 

А на выходе…

Отображением того, что сегодня реально происходит в российской оборонке является программа перевооружения ВС РФ, многие проекты которой либо проходят с большим опозданием, либо находятся на грани срыва, либо приостанавливаются до лучших времен.

 

161220 5 4К примеру, с отставанием происходит строительство новых модульных платформ (например, для разрекламированного танка «Армата»). Об этом свидетельствуют проблемы с их изготовлением, а также слишком высокая стоимость, что вылилось в заявления о возобновлении заказов на БМП-3 и модернизации танков Т-72 до версии Т-72Б3.

 

Что касается еще одного нашумевшего проекта – истребителя пятого поколения Т-50 (ПАК ФА), - то его сегодня также сопровождают ряд проблем, основными из которых являются двигатель, а также новые ракеты «воздух-земля», «воздух-воздух» и управляемые бомбы. Причинами вышеуказанных проблем являются финансовые, а также то, что часть вооружения находится в процессе модернизации и пока не прошло всех необходимых испытаний.

 

Довольно проблемным местом ВС РФ является перевооружение военно-морского флота. Так, своевременный ввод в эксплуатацию фрегатов проекта 22350 находится под большим вопросом не только из-за финансовых проблем, но и из-за необходимости закупки за рубежом отдельных узлов и комплектующих. В частности, на сегодня из-за разрыва ВТС с Украиной, РФ получила только два ГТД для фрегатов этого типа, что означает, что ввод в эксплуатацию кораблей, находящихся на стадии производства, может быть перенесено на неопределенный срок.

 

Похожая ситуация и с патрульными катерами проекта 03160 «Раптор» и 02510 «БK-16», построенных по образцу шведских катеров Stridsbåt. Данные катера, в основном находятся на этапе проектирования или строительства и в связи с финансовыми проблемами и необходимостью импортозамещения, работы над ними могут быть существенно продолжены или вообще прекращены.

 

На сегодня РФ имеет также проблемы со строительством корветов проекта 20385 и, скорее всего, вместо них будет реализовывать проект 20386 (оба проекта являются модификациями проекта 20380). Причиной этому является как финансовые проблемы, так и технологические, вызванные западными санкциями. В частности, для проекта 20385 планировались двигатели немецкой компании MTU, однако из-за санкций контракт был расторгнут. На сегодня двигателем был оснащен только «Гремящий», но в будущем может возникнуть проблема с тем, что российская сторона не сможет его самостоятельно обслуживать.

 

161220 5 3Следует также отметить, что не обошли стороной проблемы и основной инструмент запугивания Кремлем Запада – ядерный арсенал РФ. В результате недофинансирования в 90-х гг., в Стратегических ядерных силах РФ было сокращено количество подводных лодок с МБР, а также стратегических бомбардировщиков. Также было отменено работу над новым поколением ядерного оружия и его носителями, начатую еще в советский период. А сегодня к этим проблемам добавились еще чисто технические и логистические, в частности, связанные с вопросами поставки запасных частей и обслуживания ракет.

 

В целом, исходя из вышеописанного, становиться очевидным, что несмотря на старания Кремля с помощью различных военных выставочных показух убедить всех в мощности российского ВПК, его возможности сегодня довольно скромны. Выживание в условиях экономических санкций Запада и резкого снижения цен на энергоносители (доходы от продажи которых являются главным залогом получения предприятиями ВПК заказов), перекрытие предприятиям доступа к новейшим технологиям, которыми владеют компании стран Запада, приостановление совместных с ними военно-технических программ, продолжающаяся коррупция в МО и ВПК, отсутствие высококвалифицированных кадров и устарелость производственных мощностей – вот они реалии сегодняшнего дня российской оборонки. Реалии, которые, существенно влияют на перевооружение российской армии, а также на выполнение обязательств по экспортным контрактам. 

 

Олег Винер, для Defense Express

Переклад

Ukrainian Arabic Chinese (Traditional) English French German Italian Portuguese Russian Spanish